Речь в защиту Киришева. Окончание.


Речь  в защиту Киришева.  Окончание.

 

 

Если полиция  стремилась установить истину, то назначила бы комплексную финансово-кредитную экспертизу, призванную  ответить на вопросы,  касающиеся  кредитных  правоотношений.

 К примеру,  такие:

 1) Отразился ли мировой финансовый  кризис  на  макроэкономических   показателях  экономики Казахстана и банковского сектора, в частности?

 2) Не повлек ли мировой кризис острое ухудшение качества кредитного  портфеля  Банка  Развития  Казахстана?

 3)  Не является  ли  кризис  объективным  макроэкономическим  фактором, повлекшим  дефолт  заемщика, проходящего  подсудимым  по  настоящему  делу?

 4) Несут ли члены Кредитного Комитета Банка Развития персональную ответственность за  упреждение  кредитных  рисков, в том числе   риска   неликвидности  залога?

 

И так далее.  Вопросов много. При  отсутствии ответов,  на  которые, невозможно   постановить   обвинительный   приговор.

  

В соответствии с Правилами о внутренней кредитной политике, утверждаемыми обычно  Советом Директоров Банка,  -   члены Кредитного Комитета несут дисциплинарную, гражданско-правовую и уголовную ответственность, предусмотренную действующим  законодательством, если в  результате принятого решения  банку  будет  причинен  ущерб.  

          

Правила о  внутренней кредитной политике  Банка Развития к делу не приобщены, материалы в отношении сотрудников Банка  необоснованно выделены   в  отдельное  производство. 

          

Обвинение  вуалирует, как любят  выражаться следователи финансовой полиции  тему   о   неустановленных лицах.  

           

Вроде они есть, и  как бы их нет.   Виновность  конкретных  лиц  не установлена, но на всякий случай, помощь  Киришеву со стороны неустановленных  лиц   инкриминирована. 

 

Банк  в своей  деятельности руководствуется Законами О Банке Развития Казахстана, О банках и банковской деятельности, О Фонде национального благосостояния, О бухгалтерском учете, Налоговым кодексом, Международными стандартами финансовой отчетности, нормативными актами Национального Банка, Учетной политикой, утвержденной постановлением Совета Директоров, Процедурами по учету операций, и  другими  внутренними  документами…   

 

На основании указанного  законодательства, а не иначе, цивилизованными финансовыми инструментами разрешаются и умиротворяются  договорные взаимоотношения  банка  и  клиента.

 

В нашей же ситуации банк  отстаивает  свои интересы не присущими  ему специфическими способами, а посредством озвучивания обвинительного акта. Акта, являющегося набором слов, абсолютно не отражающих реалий финансово-кредитной сферы. Обвинение  рушится как карточный домик при  рассмотрении его через призму банковского и  гражданского законодательства. 

 

Банк, вступив в альянс с финансовой полицией,  соглашается с готовностью на  подмену  понятий.

 

Задолженность, сомнительный и безнадежный  актив, против которых должны формироваться провизии, а, в крайнем случае, банк может обанкротиться также как и дебитор, превращаются  в  имущественный вред, причиненный  хищением.  Но, позвольте, безнадежный  актив – это не значит, что  он  похищенный.

 

Согласно законодательству, регулирующему кредитные операции банка, списание за баланс задолженности, связано только с бухгалтерским учетом и не является основанием для прекращения юридических прав и обязанностей кредитора и должника. Списанная с баланса задолженность может быть предъявлена к иску в соответствии с договорными отношениями   клиента  и  банка.

 

Для определения расходов на общие банковские риски банк руководствуется  нормативными актами Национального Банка РК о классификации активов и внебалансовых  требований. Как я говорил, специальные провизии формируются для покрытия  убытков по тем классифицированным активам, по которым существует вероятность невозврата.

 

В соответствии с Инструкцией  по ведению бухгалтерского  учета банками второго уровня и акционерным обществом «Банк Развития Казахстана», утвержденной постановлением Правления Национального Банка РК от 24 декабря 2007 года, неоплаченный  просроченный банковский  займ  и  

вознаграждение по нему списываются с баланса за счет созданных провизий.

 

Данное требование означает, что обесценивается весь актив, включающий сумму  основного  долга и начисленного вознаграждения, то есть провизии создаются под актив в сумме, равной его балансовой стоимости.

 

Пункт 46 данной Инструкции допускает возможность принятия банком решения о списании с баланса неоплаченного просроченного банковского займа и вознаграждения по нему в порядке и сроки, установленные внутренними документами банка, и прекращении претензионно-исковой работы  по их взысканию, с осуществлением соответствующих бухгалтерских   записей.

 

Вместе с тем, заемщик  может погасить займ, списанный с баланса.

 

Как видим, по смыслу законодательства, частично погасив долг, заемщик при таком   раскладе не причиняет  имущественного вреда банку, в том формате, который   предполагает  статья  177   УК.

 

В соответствии с Рекомендациями Национального Банка по ведению бухгалтерского учета в ликвидируемых банках второго уровня № 24216/769 от 3 декабря  2002 года, списание основной суммы долга по дебиторской задолженности  на  внебалансовый  счет  осуществляется либо за счет созданных провизий либо за счет средств  имеющихся на соответствующих счетах.

 

Списывается и просроченная сумма начисленного  вознаграждения и неустойки  на  внебалансовый  учет.

 

Порядок отражения в бухгалтерском учете динамики  провизий под сомнительные активы регулируется  также  международными  стандартами

финансовой  отчетности и Типовым Планом счетов бухгалтерского учета в банках второго уровня и ипотечных организациях, утвержденным постановлением  Правления  Национального Банка № 275 от 30 июля 2002 года.

 

К примеру, согласно Типовому Плану,  на счете  1749 проводится списание сумм  прочего  просроченного  вознаграждения при их списании с баланса.

 

Разумеется, дело профессионального бухгалтера,  по каким счетам проводить  те  или  иные   безнадежные  активы.

 

Таким образом, являясь финансовым посредником, как и любое капиталистическое  предприятие, работающее в условиях рынка, банк подвержен  риску финансовых  потерь и банкротства. Поддержание оптимального  соотношения  между  доходностью и риском составляет одну из главных, и наиболее сложных проблем управления банком.

 

Причинами снижения капитала банка могут быть не только невозврат займов, в частности, но и сама политика руководства банка, основной целью которой является  быстрое получение прибыли. Совершая некачественные кредитные и иные операции, банк сам подвергает риску свое  финансовое  благополучие.

 

Представляя интересы банка в деле, где решается судьба  гражданина республики, уважаемый оппонент обязан осознавать, что кредитный портфель банка не только механизм  получения доходов, но и главный источник  риска  для  размещения  своих  средств.

 

Именно  поэтому Национальный  Банк устанавливает  единый  порядок формирования  резервов  для покрытия убытков  от кредитной деятельности.

 

Финансовая полиция толкает человека  в 1937 год, не задумываясь о последствиях  репрессий.

 

А  времена меняются. Программа «Дорожная карта  бизнеса 2020», утвержденная постановлением  Правительства № 301 от 13 апреля 2010 года предусматривает   значительное смягчение режима погашения не только  банковской, но  и  налоговой  задолженности.

 

Программа предусматривает субсидирование долгов, то есть государственную финансовую поддержку должников, которую осуществляет  АО «Фонд развития предпринимательства «Даму».

          

По данным АФН, опубликованным в деловом  еженедельнике «КУРСИВъ», на 1 сентября 2010 года  объем  безнадежных  кредитов  составил  2 3,4%   от  общего  объема,  или   2  тысячи  130 млрд.   тенге.

          

Учитывая, что объем безнадежных кредитов полностью состоит из имущества, а ставка налогов составляет 1,5%,  общий объем налогов к уплате  по  банковской  системе  равен  32 млрд.  тенге. 

          

Чтобы  предоставить  банкам возможность  списывать безнадежные кредиты за баланс без уплаты налогов для  снижения непроцентных   расходов   банков, по инициативе  Правительства, в декабре 2011 года в Налоговый Кодекс  внесены  поправки.   

           

С 1 января 2012 года по 1 января 2018 года  банки освобождаются  от налогообложения доходов  в  виде  восстановления  провизий на  разницу между  стоимостью, по которой проблемные  кредиты были переданы в Фонд Проблемных  Активов  и стоимостью, подлежащей получению   банком от должника,  зафиксированной на дату передачи.   

           

Банкам  также разрешается не облагать подоходным   налогом доход от уступки прав требований по  кредитам, возникающий  при  обратном   выкупе   таких  прав   из   ФПА.   

 

Финансовая  полиция, не вдаваясь  в  особенности работы банковских механизмов, предлагает возложить всю полноту ответственности за неэффективное осуществление банковской  деятельности   на   головы   заемщиков.   

 

Полиция считает, что суд  должен  признать подсудимого  виновным   без достаточной  совокупности  доказательств.

 

Нам дают понять, что полиция назначает  виновных, а дело суда  выходит, выписать  приговор.  По крайней мере, такое впечатление складывается, когда  видишь, что   похищение Киришевым  заемных средств  не доказано.

          

Обвинительный  акт  содержит  невнятные   доказательства в виде банковских выписок  о снятии денег с расчетных счетов и оборотах по счетам. Но вопрос в том, кто снял  эти деньги  и на что потратил. Не так ли?   

Ни  один  свидетель  не  сообщил  о  похищении  денег  Киришевым.

         

По обвинительному  заключению  со  счета ТОО  «Neff»  снято  2 млрд. 357 милл.  188 тысяч тенге (или 15 милл. 714 тыс.  586  долларов). Это  почти в 3  раза больше  чем сумма полученного займа.  Кто  снял, зачем, какое доказательное значение имеет данный факт наряду с оборотом по счету на сумму 6 млрд. 627 милл. 419 тыс. 989 тенге, не сообщается.  Здесь же приводится другая сумма оборотов – 34 милл. 558 тыс. 500 долларов. С какой целью, - непонятно.

          

Пытаясь  заинтриговать суд, следователь пишет: «Следует отметить, что в документах, изъятых в ходе осмотра по адресу г. Алматы ул. Потанина, д. 119 имеются сведения о причастности Киришева Е.Л. к руководству ряда компаний за пределами Республики Казахстан, такими как  Milton  Impex limited, ВР Oil и др.»

            

Данная информация к обвинению не относится, и, следовательно,  относимым доказательством  не является. Это  вообще не доказательство.

            

Расписывая  банковские  транши, следователь так и пишет: «Движение денежных средств полученных ТОО «Казхимволокно» в АО «Банк Развития Казахстана» выглядит следующим образом».

          

А вот  каким образом   денежные  средства из Прибалтики попали в карманы Киришева,  -  ни  слова. 

         

«Новое технологическое оборудование, либо запасные части к приобретенному из конкурсной массы АО «Кустанайхимволокно» и у сторонних предприятий после заключения договора банковского займа не приобретались»,  утверждает  следователь.

 

Приобретались  и  находятся   на  заводе, Банк составил 

опись  и  оценку данного  оборудования.

         

Вина Киришева  оказывается,  подтверждается еще и протоколами осмотра документов, «согласно которым осмотрено кредитное досье ТОО «Казхимволокно» и содержание папок изъятых в ходе осмотра помещений завода  ТОО  «Казхимволокно.

 

Осмотрели, значит доказали.

 

Вина доказана «протоколом осмотра документов от 14.08.2012 года, согласно которому в документах,  изъятых в ходе обыска по адресу г. Алматы, мкр-н Самал-2, д. 69, кв. 45.»  -    доказательный  текст  на этом обрывается. 

 

Узнаем, что  некий  Шаймагамбетов   подписал  табели рабочего времени и командировочные удостоверения. Даже почерковедческая экспертиза проведена.  Подписал  Шаймагамбетов, а  не  кто – либо  другой.  Тоже доказательство. Что доказано – непонятно.

 

Анализ содержания исследованных фонограмм указывает на адекватный речевой  контакт. 

Фонографическая экспертиза  подтвердила, что  речь  на  представленных   фонограммах   принадлежит   Киришеву.

 

Правда  Киришев  не  рассказывает  под  запись  о похищении  денег  банка, но  это  не  суть  важно.

 

«С момента доступности займа до настоящего времени вознаграждения  по кредиту  и  основной  долг  не  погашались», утверждается  в обвинительном  заключении.  

 

Мягко говоря – неправда.  Основной долг и вознаграждение погашены на сумму  1 миллион  783  тысячи  082 доллара, или  26 % от суммы освоенного кредита  (6 792 865 долларов, или  823 061 762 тенге) 

 

В  ходе  кропотливой  работы  по восстановлению  завода,  Киришев потратил 966 млн. 49 тысяч 992  тенге, включая  погашение основного долга    и   вознаграждения по займу на  сумму  1 миллион 783 тысячи  082 доллара.  (или  216 миллионов  466 тысяч  155  тенге)

 

Приобрел в ТОО «Вист»  стройматериалы  на 16 миллионов 450 тысяч тенге. Купил у Тарабарова оборудование на 4 миллиона, в ТОО «Молпром» на  1 миллион  412 796 тенге.

 

Около 122 миллионов тенге потрачено на закупку химического сырья.

 

Монтаж  ограждения территории завода, капитальный ремонт фасадов двух производственных корпусов, кровли, поставка котельного оборудования, монтаж  электроподстанции, обошлись  Киришеву  в  300  миллионов  400 тысяч  тенге.

 

Куплены ткацкий станок  за 3 миллиона тенге, холодильно-компрессорная станция в ТОО «Йорк» за 600 000 евро (или 99 миллионов тенге)

 

За  основные  средства,  купленные  в  2004 году из  конкурсной массы, уплачено  203  миллиона  321  тысяча  041 тенге.

 

Указанные цифры  взяты из материалов дела. Следователь вынужден был   рассеять их  по томам, но обобщать не стал. Такой подсчет против обвинения.

 

Поэтому утверждение, что Киришев  не  имел  намерения  реализовать проект  восстановления  завода,  является  голословным.

 

На  это  указывают  понесенные  затраты  и  фактические  действия.      

 

Помимо  перечисленных расходов Киришев привлек специалистов завода «Формаш-Нева» из  Санкт-Петербурга. 

 

Обследовав  машины ПН-300 (для изготовления нити) они сделали вывод, что из шести имеющихся машин восстановлению подлежат четыре, причем две  можно было восстановить с минимальными  затратами. На  заводе   была  организована  учебная  подготовка  работников.

 

После  дефектовки производственной базы и оборудования,  специалистами АО «Казнефтехим» под руководством Киришева был разработан инвестиционный проект, предоставленный в  Банк Развития для   финансирования.  Проектно-сметная документация   разработана ТОО «КазНииХимпроект»  и  прошла   государственную  экспертизу.

 

Указанная  работа  опровергает  доводы  обвинения  и  тоже  входит  в расходную   часть.

 

На балансе  ТОО «Казхимволокно» не отражены расходы на строительно-монтажные  работы  и  поставку  оборудования. 

 

В поставках данного оборудования и производстве строительно-монтажных работ согласно договору Генерального подряда между ТОО «Казхимволокно» и ТОО «ЦентрСтройСервис»  было задействовано  более 200 субподрядчиков.

 

Они поставили Генподрядчику около 200 наименований оборудования  для запуска  проекта. 

 

Из-за прекращения финансирования монтаж этого оборудования с передачей  в ТОО «Казхимволокно»  по актам  о выполненных  работах не был  осуществлен.  Для этого не хватало  недопоставленного оборудования, различных  комплектующих  деталей.

 

Но наличие данного оборудования  зафиксировано  комиссией  Банка Развития  в   2008 году.

 

В июне  2008 года  было заключено дополнительное соглашение с Банком об  описи  и оценке данного оборудования.

 

Комиссия оценила его на сумму 2 миллиона 950 тысяч долларов (или  359 миллионов  900 тысяч тенге)  

 

В этой описи 386 наименований  оборудования, что на 174 единицы больше, чем поставлено в 2007 году по 212  позициям.

 

Консорциум был создан не для хищений, а по требованию Банка с целью подтверждения платежеспособности, так как  выступающее в роли заемщика  ТОО «Казхимволокно»   было только создано и не имело прибыли.

 

Киришев не строил  новый завод, он его восстанавливал.

Это касается и оборудования.

 

То оборудование, которое  якобы было завышено по цене путем бестоварных сделок, на самом деле было доукомплектовано, восстановлено и   потому  поднялось  в  цене.

 

Новые  цены указаны в приложениях к договору займа и сотрудники Банка об  этом  знали.

 

К основному договору  прибавилось дополнительное  соглашение об описи имущества, поступающего в будущем  и его ценообразовании.

Банк не желал рисковать  с  проплатой за рубеж и мелким  подрядчикам   в Казахстане. 

 

Поэтому до заключения договора займа по согласованию с Банком Киришев перечислил в 2005-2006 годах 432 миллиона  тенге  различным подрядчикам  через  расчетный  счет  ТОО «Казнефтехим   Коммерц»  в АО «БанкЦентрКредит»  на приобретение  оборудования.

 

Ранее, в 2005 году на основании предварительного договора с Банком развития Казахстана  ТОО «Казнефтехим Коммерц»  взяло кредит  на сумму 600  миллионов  тенге  в  АО « БанкЦентрКредит».

          

Эти деньги  были  использованы  на  покупку  оборудования.

          

Тем самым предприятия  Киришева  выполнили обязательства  Банка  о финансировании  покупки оборудования согласно предварительному соглашению  2005  года.

 

К  платежам  в  Прибалтику  Киришев   отношения  не  имеет.

Об этом он рассказал в своем выступлении.

Доказательств  о  его  причастности  к  перечислениям в Латвию по делу не добыто.

 

Сверка всех финансовых потоков, поступавших на расчетные  счета, указанных  в  обвинении  фирм, не произведена.

 

Причастность Киришева  к  деятельности   ТОО «Neff», «Траст Сервис» компании   «Lermex Sistem LTD»,  не  установлена.

 

Упомянутое выше оборудование в количестве 174 единиц  не было предметом организованного финансовой полицией экспертного исследования.

 

При назначении аудиторской  проверки вопрос о том, какое оборудование приобретено  в    2007-2008 годах, не ставился.

 

Объектом аудита стало лишь оборудование, приобретенное из конкурсной массы и финансово-хозяйственная деятельность АО  «Казнефтехим»  и   ТОО «Казхимволокно»   с  2004  по  2007 год.

 

В 2005 году по заказу Банка Развития компания «Премьер-Консалтинг» оценила  завод  на  2 миллиарда  тенге, а затем  в  период  банкротства  в 2010 году  на  1  миллиард  903  миллиона  тенге.

 

Результаты оценок  свидетельствуют,  что  по восстановлению  завода была проведена  значительная  работа. 

 

До 2005 года согласно оценке  движимого и недвижимого  имущества, проведенной Банком  Развития в 2005 году, на  восстановление  завода группа  предприятий  Киришева  потратила 4 миллиона 300 тысяч долларов (или 645 миллионов тенге)

 

Указанных  оценок  в  деле  нет.

 

Вместо предоставления достоверных и относимых  доказательств, финансовая полиция  выбирает назначенных  быть виноватыми заемщиков из огромной массы должников, реструктуризацией  долгов  которых, сейчас успешно занимаются  банки, и отправляет  на  скамью  подсудимых.  Что это если не новейший способ   приписок  показателей   раскрытия   преступлений?  

 

Очевидно, что не в таком формате  надо  оценивать данное сфабрикованное дело, -  приложение  к кредитным досье  заемщика,  и  прочей  переписке.

 

Надеюсь, что  Вы  Ваша  Честь  расставите  все  по местам и вынесете справедливый  оправдательный  приговор  за отсутствием  события   преступления.

 

Пусть каждый заемщик  отвечает  по своим долгам так, как этого требует мировая, общепризнанная  практика  взаимоотношений  между коммерческим  банком   и  клиентом.  

  

А банку  следует  заниматься  претензионно-исковой  работой, венцом которой   должно   было   быть   судебное  решение.  Либо  передать   кредит   в  Фонд  Проблемных  Активов.

 

 Прошу оправдать моего  подзащитного  и  по ст.193 ч.3 п. «в» УК РК.

           

Киришев   перечислил  деньги   «как   собственные средства», сказано в обвинении.   В последнем  словосочетании  следователем заложен  особый смысл. Здесь  туманный  намек на то, что деньги уже не заемные, а как бы похищенные  и   поэтому   «как собственные».

           

Придется  уточнить, что деньги  не  «как  собственные», а  заемные, подлежащие  возврату  согласно  договору займа.

          

В соответствии с п.10  нормативного постановления Верховного Суда  от 18 июня 2004 года  N 2   «О  некоторых   вопросах   квалификации преступлений в сфере экономической деятельности», под предусмотренной в статье 193  УК  легализацией денежных средств следует понимать любую форму выпуска в обращение полученных заведомо  незаконным  путем неподдельных денег. 

 

Основанием   наступления   уголовной  ответственности по статье 193 УК является факт легализации денежных средств, полученных только от запрещенных видов деятельности (контрабанда, незаконная торговля оружием, наркотическими средствами, хищение, уклонение от уплаты налога и др.). 

 

Использование в предпринимательской либо иной экономической деятельности  легально полученных  активов,  учтенных в бухгалтерском балансе, оприходованных по  кассе,  в том числе  и заемных средств, подлежащих  возврату  банку в соответствии с условиями договоров, а также обеспеченных  залогами,   нельзя  квалифицировать как  совершение финансовых операций и иных сделок  с денежными средствами, полученными  заведомо   незаконным   путем.    

 

Нет ничего криминального в том, что Киришев,  получая займы, пополнял обороты  своей  предпринимательской деятельности. 

         

Следствие  же, не разграничило  суммы  доходов  от заемных средств.  Этот момент  не  исследовался, хотя он важен, потому как  подтвердилась  бы легальная   предпринимательская   деятельность. Легальное  движение денежных  средств.

 

Согласно  комментарию к  ст.193 УК, легализация денег, добытых незаконных путем – это так называемое «отмывание грязных денег».

 

С экономической точки зрения задача «отмывки» состоит в том, чтобы внедрить  нелегальные  фонды  и  капиталы в легальную экономику.

 

Заемные  и иные  деньги от законной  предпринимательской деятельности, проходящие  по банковским счетам и учтенные на бухгалтерском балансе предпринимателя, не являются нелегальными  капиталами  и  «грязными деньгами». 

         

Отказываясь  от обвинения  по ст.193 УК РК, прокуратура фактически подтвердила, что  Киришев  не совершал хищения, поскольку  ему вменялась  легализация  денежных средств от хищения, подпадающего под понятие  запрещенного  вида деятельности.

 

Одно  из значений  термина  «рефинансирование»  в мире финансов предполагает  погашение одного  кредита  за   счет  получения   другого.

 

Так что  не права  финансовая  полиция, воспринимая  погашение займа  в АО  «БанкЦентрКредит»   как   хищение  путем  обмана. 

           

Нецелевое  использование направленного на погашение  займа  транша  не доказано. И  потом в  нецелевом   использовании  указанного транша   нет состава преступления. Займ  не  бюджетный, да и ст.194 ч.2  Киришеву  не вменяется.

  

Сотрудники  забыли, что в  соответствии  с нормами  ст.10 ГК  - инициативная  деятельность граждан, направленная на получение чистого дохода от имени, за риск и под  имущество предпринимателя  не запрещена, а  наоборот, находится  под   защитой    государства.

   

В  заключение  хочу отметить, что  Едыль Лухванович  не  мошенник, а исключительно  добропорядочный, талантливый  и  одаренный человек.

            

Пять лет  Едыль Лухванович работал в качестве  партнера Компании British Petroleum.   С 2004 по 2006 годы  был представителем Компании в Казахстане.  

            

В  1996 года  Герман Степанович Титов  назначил его директором представительства Международного аэрокосмического консорциума. 

            

В  1992 – 1995 годах  летал на ТУ -154  в составе  международной эскадрильи.

            

Едыль Лухванович  кандидат  технических наук, защитил диссертацию в Российском государственном технологическом университете  имени Циолковского  на тему «Исследование теплообмена и коксоотложения при течении синтетических (ненефтяных) топлив в каналах  агрегатов авиационных   двигателей».

 

 

 

    Благодарю    за    внимание!

 

 

 






2011 - 2019    Freelawyer.kz - Все права защищены | Пользовательское соглашение
Контакты
Все поля обязательны для заполнения
Я юрист
Я заказчик
Я мужчина
Я женщина
Введите сумму чисел 12+15
Да, Я принимаю условия Пользовательского соглашения
Получать уведомления о заказах и вопросах на email